Тел. (812) 313-05-30

194021, Санкт-Петербург, ул. Шателена, дом 26А БЦ "Ренессанс", 8-й этаж.
Эл. почта: arsagera@arsagera.ru

Долговой кризис стран с развитой экономикой и цены на товарных рынках

В данном материале рассказывается, как долговой кризис может повлиять на стоимость производимых товаров и что необходимо делать в этой ситуации.

Вот уже более трех лет страны с развитыми экономиками безуспешно борются с долговым кризисом. Кризис этот, начавшийся на рынке субстандартного ипотечного кредитования США, очень быстро перекинулся на банковский и корпоративный сегменты долгового рынка США. 

Поскольку на американском рынке присутствовали и европейские банки (наравне с прочими финансовыми институтами), а на европейском – американские, то кризис из США очень быстро перекинулся и на Европу.

Трансформация финансового кризиса в кризис государственного долга

В таких условиях начал страдать и до этого вполне здоровый бизнес – компании просто не могли рефинансировать свои долги у банков, поскольку последние сами остро нуждались в ликвидности.

Бороться с кризисом было решено путем фактического выкупа государствами «плохих» долгов частного сектора и национализации компаний. Таким образом, частные компании (прежде всего, конечно же, банки) переложили свое долговое бремя на правительства. Возможно, этот план был и не таким плохим, если бы не одно НО. Государства в странах с развитой экономикой к тому времени уже имели достаточно существенную задолженность, которая в результате спасения частных компаний увеличилась довольно резко. Таким образом, государства добровольно фактически поменялись с бизнесом местами, взвалив на себя (хоть и частично) его долговое бремя. Действия правительств предотвратили крах закредитованных развитых экономик, но были не в состоянии способствовать их росту и дальнейшему развитию.

В результате страны с развитой экономикой существенно нарастили и без того огромные государственные долги, но проблема большого частного (прежде всего корпоративного) долга по-прежнему не решена. Ситуация усугубляется тем, что доходы государств в виде налогов падают, так как снижается выручка (считай ВВП) и прибыль компаний. Выручку же компании нарастить не могут, так как рынки стран, в которых они работают, насыщены, а население закредитовано и в последнее время стремится экономить.

Попытки стимулирования спасительного экономического роста

В сложившейся ситуации постоянного увеличения государственного долга (вследствие необходимости выплаты процентов и роста процентных ставок), для правительств стран с развитой экономикой рост ВВП (и как следствие налоговых поступлений) является жизненно важным. И государства пытаются этот рост всячески стимулировать.

Курьезность ситуации заключается в том, что основной способ, с помощью которого государства пытаются стимулировать рост экономики, — это возобновление роста кредитования. С этой целью ФРС США уже дважды «включала печатный станок», результатом чего стало появление 2,5 трлн долларов; ЕЦБ – один раз – 1 трлн евро. В ближайшее время мы, скорее всего, станем свидетелями еще как минимум одного раунда печатания денег, как со стороны ФРС, так и со стороны ЕЦБ. Вновь создаваемые деньги фактически раздаются банкам (выкупаются активы с балансов банков) в надежде, что последние, приведя с помощью продажи проблемных активов нормативы достаточности собственного капитала к комфортным значениям, начнут кредитовать экономику. Но увеличения кредитования не происходит даже у тех банков, у которых с достаточностью капитала все в порядке (хотя таких не много) – банки предпочитают запастись ликвидностью про запас, не веря в улучшение ситуации (так называемая, ловушка ликвидности).

На фоне всеобщего недоверия банков друг другу и небезосновательных сомнений в способности все большего числа государств справиться с резко возросшим долгом, банки предпочитают держать свободные средства либо на счетах ЦБ (что уже привело к обнулению депозитных ставок последними), либо в государственных облигациях стран, чье финансовое состояние более-менее стабильно (в результате чего доходность облигаций ряда государств стала отрицательной).

Одним из хороших показателей масштаба, как проблем банков, так и помощи им со стороны государств, является динамика кредитного мультипликатора. Например, в США кредитный мультипликатор снизился за время кризиса с 22 до 14 и, судя по всему, для того чтобы банки почувствовали себя комфортно и возобновили наращивание кредитного портфеля, должен снизиться до 10.

Выход есть…он очевиден и он один

Если для урегулирования проблем с частным долгом пройдена явно большая часть пути, то про государственный долг такого сказать нельзя. Сейчас соотношение государственного долга США к ВВП составляет чуть более 100%1, в целом по Еврозоне – чуть менее 85%. И если США своими действиями показали готовность печатать деньги, в том числе и для того чтобы расплатиться с государственным долгом, то Еврозона пока этому всячески пытается сопротивляться. Но фактически иного выхода, кроме как напечатать денег и таким образом вернуть государственные долги, у стран с развитой экономикой нет. Альтернативой этому может служить только объявление дефолта – шаг, последствия которого будут гораздо более плачевными для дальнейшего развития государств.

Теоретически государства могли бы справиться со своими долгами и без эмиссии денег, но для этого должен наблюдаться бурный рост экономики и как следствие налоговых доходов. Однако в условиях насыщенности рынков стран с развитой экономикой и закредитованности населения (как конечного потребителя товаров и услуг) рассчитывать на такой сценарий не приходится.

Получается, что единственным выходом из сложившейся ситуации для стран с развитой экономикой является обесценение государственного и частного долга (что в конечном итоге приведет к росту потребления) путем денежной эмиссии.

Перспектива

Пока вновь созданные деньги не уходят в реальную экономику и остаются в финансовой сфере. Это уже привело к уходу в отрицательную зону доходностей целого ряда долговых инструментов, восстановлению стоимости многих финансовых активов до предкризисного уровня и возвращению цен на товарных рынках к значениям, близким к историческим максимумам. Сейчас, несмотря на продолжающийся кризис, стоимость барреля нефти на уровне 80 долларов воспринимается как низкая (в качестве комфортного уровня для производителей и потребителей называется 100 долларов за баррель), хотя еще в предкризисном 2007 году столь высокая стоимость нефти воспринималась производителями как манна небесная. Причиной изменения уровня справедливой оценки стоимости ресурсов стало не что иное, как эмиссия денег.

К текущему моменту с целью борьбы с кризисом США и странами Еврозоны уже было эмитировано порядка 3,7 трлн долларов или около 12% совокупного ВВП этих стран. Дальнейшая эмиссия денег практически неизбежна, при этом ее масштаб, по нашим оценкам, будет в диапазоне от 2 до 4,5 трлн долларов.

Конечно, это не означает удвоения цен на сырьевые товары, но это приведет к тому, что уже через пару лет текущие цены будут рассматриваться как минимально возможные.

Настоящее же ралли в сырьевых ценах начнется в тот момент, когда банки, расчистив свои балансы, начнут кредитовать реальную экономику. В этот момент начнется переток ранее эмитированных денег из финансового сектора в реальный. Первым, за что будут конкурировать получившие новые деньги экономические агенты, станут именно сырьевые товары. Прибыль сырьевых компаний, как компаний стоящих первыми в производственной цепочке, будет расти опережающими темпами к компаниям, занимающимся производством промышленных или конечных потребительских товаров.

В этот момент выиграют прежде всего те, кто будет владеть активами (и прежде всего активами в добывающих отраслях). В то же время основной задачей населения будет скорее не преумножение своих сбережений, а их сохранение.

Дело в том, что сейчас, когда вновь эмитированная денежная масса остается в финансовом секторе, роста инфляции не происходит. Но как только начнется переток эмитированных денег в реальный сектор экономики, это незамедлительно приведет к ускорению инфляции (поскольку экономические субъекты, обладая теперь гораздо большим объемом средств, начнут конкурировать за прежнее количество ресурсов). В результате ускорения инфляции начнут обесцениваться не только долги, но и сбережения населения, причем довольно быстрыми темпами.

В этой ситуации единственной возможностью избежать обесценения сбережений и инвестиций является владение производственными активами (причем лучше именно в добывающей отрасли), поскольку рост инфляции – это не что иное, как рост цен на производимую компаниями продукцию и, как следствие, рост прибыли и капитализации этих предприятий.



[1] Кстати у стран ОЭСР при расчете ВВП учитываются возможные рентные доходы владельцев недвижимости вне зависимости от того, сдавалась недвижимость в аренду или нет. По методике, применяемой для подсчета ВВП в России, искусственного завышения ВВП с помощью гипотетических доходов не происходит, поскольку они попросту не учитываются. Таким образом, фактический объем ВВП стран с развитой экономикой ниже его официального значения, а долговая нагрузка, соответственно выше. 


Подписаться… Короткая ссылка:


3 комментария | Оставить комментарий

 УК Арсагера 23 октября 2012 в 12:48

"За последние 10 лет мы видим странную картину - цены на commodities растут, низких темпах роста цен на потребительские товары по CPI (в Америке и Европе)". Ничего особо странного в этом нет. Просто увеличивалась производительность труда. особенно в части промышленных товаров. Если в будущем производительность труда будет расти, будет сохраняться и подобная тенденция.

"При этом кризис эту тенденцию прекратил, commodities перестали дорожать. Не произошла ли уже инфляция на commodities?" Уже произошла. Но так как нет сведений о создании глобальных запасов на десятки лет вперед, та инфляция которая уже произошла относится к тому периоду. Возможно по ряду позиций имел место рефлексивный процесс, а кризис эту рефлексию остановил. А по золоту, кстати, наоборот - инициировал.

"Если какой-то из факторов теперь перестал работать, не окажет ли он обратного эффекта, если разыграется "монетарная" инфляция по всем рынкам?"
Не совсем понятно о каких факторах Вы говорите, но в любом случае странно ожидать "обратный эффект", если разыграется "монетарная" инфляция по всем рынкам...

+4  0

 Кирилл 23 октября 2012 в 08:03

За последние 10 лет мы видим странную картину - цены на commodities растут, низких темпах роста цен на потребительские товары по CPI (в Америке и Европе). При этом кризис эту тенденцию прекратил, commodities перестали дорожать. Не произошла ли уже инфляция на commodities? И чем объясняется такое поведение в прошлом? Если какой-то из факторов теперь перестал работать, не окажет ли он обратного эффекта, если разыграется "монетарная" инфляция по всем рынкам?

+1  -1

 AT 19 октября 2012 в 13:58

Как только Арсагера не пытается обосновать свою позицию по российскому рынку :-) Теперь вот рост цен на сырьевые активы придумали. А как вам такой вариант: Избыточная ликвидность пойдет в реальную экономику, начнет разгоняться инфляция, в ответ на это центробанки начнут эту ликвидность откачивать(продавть облигации со своего баланса) и начнут повышать ставки. Как результат, цены на сырьевые активы пойдут вниз. В истории такая практика уже была, в конце 70-х, начале 80-х ФРС повышала ставки.
Если брать более длительную перспективу, то цены на сырьевые ресурсы имеют тенденцию к уменьшению в реальном(с поправкой на инфляцию) выражении, но нефть пока является некоторым исключением из правил. Интересная книга на эту тему: Дж.Саймон «Неисчерпаемый ресурс».

+3  -2

Личный
кабинет

Фактом входа Вы даете согласие на получение, хранение и обработку персональных данных

Книга об инвестициях

Если вы заметили ошибку, выделите текст (максимум 127 символов) и нажмите Ctrl+Enter
Карта сайта