Раздел: Антифорекс

Форексизация всей страны

Уровень сложности:
  • 30
  • 130

В этом материале изложены мысли руководителей финансовых компаний России относительно форекса. А также статистика участников рынка форекс, которая не может порадовать рядового инвестора. Материал Олега Мальцева, сотрудника компании Финанс.

15 апреля с Казанского вокзала отправился агитпоезд, снаряженный экспертной группой по финансовому просвещению при ФСФР. Делегаты от брокерских компаний, бирж, пенсионных фондов буквально в эти минуты ведут разъяснительную работу с массами и рекламируют собственные услуги. «Вы без меня хорошо знаете, сколько сотен миллио­нов долларов теряет наше население из-за того, что участвует в каких-то пирамидах. Мы все прекрасно знаем, как люди теряют деньги на форексе», — напутствовал главный идеолог агитпоездки и руководитель экспертной группы Анатолий Гавриленко.
Между тем кое-кто из просветителей знает об этом действительно прекрасно, поскольку сам зарабатывает на россиянах, проявляющих интерес к валютным спекуляциям. И вполне вероятно, что в рамках нынешней недели финансовой грамотности уже помог многим простым людям осознать, форекс — это именно то, что им так необходимо.

Сопротивление. «Вы же взрослый человек, сами все понимаете, задавая такие вопросы. Придется либо обманывать вас, либо ничего не отвечать»,— в самом начале беседы предупреждает топ-менеджер, курирующий в одном из крупных банков форексное направление. Вопросы «Ф.» интересовали простые: сколько человек за последний месяц открыли новые счета и сколько за тот же период проиграли свои деньги.
А бывший сотрудник Лефко-банка, активно занимавшегося продвижением форекса вплоть до осени 2008 года, статистику привел. В его практике за период в несколько месяцев убытки набегали примерно у 97% форексных клиентов. «Обычно пос­ле первого обнуления счета человек как минимум еще раз вносит деньги. Хотя некоторые не останавливаются даже после серии проигрышей»,— удивляется собеседник «Ф.».
Убытки возникают, как правило, самым естественным образом, без специальных манипуляций, и являются следствием колоссального кредитного плеча, которое используются на форексе. Даже малейшие движения валютных котировок для игрока превращаются в резкие скачки. И после периода сравнительно удачной «торговли» — он может растянуться и на недели, и на месяцы — деньги все равно проигрываются.
В профессиональной среде форекс в том виде, в каком его продают населению, воспринимается в основном как способ сравнительно честного отъема сбережений у наивных «физиков». Честного в том смысле, что за него не наказывают. Что представляет собой с этической точки зрения так называемая «инвестиционная услуга», ведущая клиента к денежным потерям почти со стопроцентной вероятностью, решайте сами.
Не удивительно, что многие собеседники «Ф.» крайне негативно отзываются о продвижении форекса в массы, которое в последние годы идет семимильными шагами. «Нет, мы не планируем предоставлять услуги на форексе. Объясняется это очень просто: мы не обманываем своих клиентов и дорожим репутацией»,— обещает гендиректор брокера «Нэттрэйдер» Денис Матафонов. «Мы не предлагаем форекс, потому что хотим спокойно смотреть в глаза инвесторам. Нерегулируемые услуги с огромными рисками — это не то, чем мы готовы заниматься», - присоединяется управляющий директор брокерской компании «КИТ Финанс» Вадим Бараусов.
«Деятельность форексных организаций в нынешнем виде дискредитирует фондовый рынок. Разве пойдет человек на него, после того как осознает, что его обманули на форексе? Скорее всего, нет»,— справедливо замечает предправления «Ай Ти Инвеста» Владимир Твардовский. «Мы стремимся не предлагать услуг заведомо невыгодных. А форекс с плечом 100 к 1 — это 99,9% проигравших»,— поддерживает коллег управляющий директор ФК «Открытие» Евгений Данкевич. Однако делает оговорку: если существующие клиенты сами очень настойчиво будут просить о форексной торговле, придется подумать. «Пока не одолевают»,— добавляет собеседник «Ф.».
«При убытках инвестора снижается и наше вознаграждение. А на форексе, насколько мне известно, все наоборот — потери клиента означают прибыль компании, предоставляющей такие услуги, поскольку проигранные деньги клиента на рынок реально не уходят, а остаются у нее»,— говорит заместитель гендиректора ГК «Алор» Борис Соловьев.

Не пахнут. Впрочем, искушению легкого и быстрого заработка поддаются не только граждане, поверившие в возможность превратиться в так называемых «профессионалов форекса». Несколько известных профучастников фондового рынка тоже не устояли. Разница в том, что они устроились по другую сторону прилавка и выступают не игроками, а организаторами игры. Тут и в самом деле открывается отличная делянка.
Из двадцатки ведущих фондовых брокеров форексом не пренебрегают четверо. «Брокеркредитсервис» и «Финам» (оба «едут» в упомянутом агитпоезде) действуют через кипрские «дочки». Альфа-банк на сайте преподносит форекс как собственную услугу, но деньги предлагает перевести в адрес Alfa Forex, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. А государственный ВТБ24, унаследовавший форексный бизнес от Гута-банка, открывает счета прямо у себя.
По словам директора инвестиционного департамента ВТБ24 Александра Кузнецова, форексное и брокерское направления принесли банку в 2009 году почти одинаковый доход. При этом форексных счетов сейчас открыто 3,5 тыс., а брокерских, судя по зарегистрированным на ММВБ клиентам, — как минимум 154 тыс. (соотношение 1 к 44). В течение года пропорция вряд ли менялась коренным образом, и получается, что в среднем один форексный счет сгенерировал для банка такой же доход, как 44 брокерских. Есть над чем задуматься.
При этом один из собеседников «Ф.» утверждает, что для дилингового центра средней руки нормальным считается месячный заработок в $300 тыс. Разумеется, его обеспечивают не символические «пять пипсов» (разница между котировками на покупку и продажу валютных пар) — они отображаются в торговых программах в большей степени для приличия — а взносы клиентов, проигранные за указанный период.
О доходности форексного бизнеса можно судить и по широким жестам, на которые то и дело идут компании. Например, дружественная Альфа-банку структура под названием Global FX недавно провела занимательную акцию. При открытии новых счетов добавляла туда 25% от вносимой суммы. Трудно представить, чтобы, например, фондовый брокер, живущий на комиссионный доход, придумал что-нибудь подобное — непозволительная роскошь. Иное дело, если бы он был на сто процентов уверен, что «подаренные» деньги, будучи проигранными, все равно дальше счета самого «дарителя» никуда не уйдут.

Кухни и кухоньки. Менеджеры, отвечающие за развитие форексного направления в банках и инвесткомпаниях, нелестно отзываются о мелких структурах, ведущих аналогичную деятельность на коленке — «кухнях». Но в действительности для всех рядовых игроков, чьи карманы в любом случае окажутся пусты в финале, разница невелика. Какой-нибудь дилинговый центр с англоязычным названием, у которого кроме интернет-сайта да купленного за $5 тыс. офшора ничего нет, предлагает те же самые валютные пары, плечо и «купи-продай». Разве что минимальный депозит там может оказаться пониже.
Разница между «плохими» и «хорошими» форекс­никами имеет значение лишь для тех счастливчиков, которые, по выражению одного из собеседников «Ф.», успевают выйти из-за стола казино раньше, чем потеряют выпавший выигрыш. В интернете можно найти истории, когда тот или иной форекс­ник отказывался выдавать им деньги.
«Единственное, что требуется от форексной конторы, — это наладить свой правильный риск-менеджмент, который будет работать в ее пользу и против клиента. А затем следить, чтобы не появлялось клиентов, которые могут случайно выиграть крупную сумму, и чтобы не образовалась очень большая открытая позиция по какой-либо паре», — описывает внутреннее устройство форексного механизма Владимир Твардовский. В идеале клиенты должны в среднем стоять друг против друга, то есть внутри компании объем длинных позиций по какой-либо паре должен совпадать с объе­мом коротких.
Главное отличие «правильных» форексников от «кухонь» как раз и заключается в том, что первые перекрывают образовавшиеся диспропорции реальными рыночными сделками и таким образом нивелируют риск крупных выплат клиентам из собственного кармана. А создатели «кухонь» вероятность этих выплат изначально принимают равной нулю, поэтому не задумываются о перекрытии избыточных позиций на рынке.
Форексники являются прямыми конкурентами фондовых брокеров в привлечении населения ровно настолько же, насколько финансовые пирамиды или игровые клубы, считает Вадим Бараусов. Вопрос достаточно сложен, полагает Евгений Данкевич: «Если человек финансово образован, он никогда не перепутает мухомор с груздем, хотя и то и другое — гриб. Ну либо он настолько профессионален, что умеет готовить и мухоморы».

 

Мнение Владимира Твардовского, председателя правления ИК «Ай Ти Инвест»:

- Показатель Херста для курсов валют близок к 0,5, что соответствует белому шуму. Никому еще не удавалось и не удастся систематически зарабатывать на белом шуме. В каждой конкретной сделке вероятность выиграть или проиграть – 50%. Но это верно только для бесконечно большого счета и при отсутствии плеча. Обычному же игроку рано или поздно выпадет серия неудачных сделок, которая при плече 1 к 100, 1 к 50 и даже 1 к 20 выведет его счет в отрицательную зону. То есть форекс – это казино с очень большой вероятностью проигрыша. Я не хочу сказать, что на этом рынке нет тех, кто выигрывает. Они есть. Просто они еще не успели проиграть.

 

Материал Олега Мальцева

Финанс. Выпуск № 14 (345) 19.04-25.04.2010

Поля, отмеченные «*» обязательны к заполнению

Книга об инвестициях

Нажимая на данную кнопку я даю согласие на обработку персональных данных